Меню сайта
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Главная » 2018 » Октябрь » 1 » Добрый дядюшка Сталин и крымскотатарский вопрос
09:44
Добрый дядюшка Сталин и крымскотатарский вопрос

Буровский А.М.

Добрый дядюшка Сталин

Все знают, что Иосиф Виссарионович Сталин был человек невероятного коварства и жестокости. Чудовище, а не человек! Убить миллион человек было для него, как для нас с Вами выпить кофе. Просыпался, и не успев продрать глаза, начинал думать – кого бы сегодня зарезать…. Ужас просто.

Оправдывать Сталина не буду. Психологию человека, воспитанного подпольем и Гражданской войной, понять трудно, а часто трудно и принять. «Неоправданные репрессии»? Они были. И оправданные, и неоправданные. 

Не буду даже ссылаться на то, что враги СССР были решительно ничем не лучше… В том числе и по части репрессий.

Немного… совсем чуть-чуть замечу: очень часто Иосиф Виссарионович проявлял просто удивительную «толерантность» к побежденным врагам. В похожих ситуациях Сталин частенько поступал намного «мягче», чем светоч демократии Черчилль и мягкий, интеллигентный Рузвельт.

Одним из самых страшных преступлений Сталина, наряду с «неоправданными репрессиями» и коллективизацией считают выселение целых народов. Звучит и правда довольно жутко…верно ведь? В современном Крыму о «депортации крымских татар» говорят постоянно. Приводятся рвущие душу подробности, рассказываются реальные или выдуманные истории, пишутся картины, изображающие татар с хорошими, благородными лицами. Их загоняют в товарные вагоны жуткие типы с перекошенными злобными мордами – подручные садиста Сталина.

Разберемся? Предупреждаю – делать это не просто...

У депортации 1944 года есть долгая предыстория. Есть история самой депортации, и есть ее последствия... Наберемся терпения.  

Предыстория предыстории

Слово «работорговля» в Крыму табуировано. Нельзя даже упоминать, что 70% бюджета Крымского ханства до XVIII века составляли доходы от грабежей и от торговли людьми.

Походы так и назывались: «беш-баш» — «за одеждой». Грабя, брали одежду и вообще все ценное. Коров угоняли редко – они не выдержали бы пути через степь. Угоняли овец и лошадей. 

Сегодня в Крыму нельзя говорить, что современная Украина, Польша, часть Австрии и Венгрии, Южная Русь в XIV-XVIII веках стали полем для грабежей и полем охоты на рабов. Что за эти века до 5 млн человек с веревками на шеях прошли через узкий пролив Перекопа.

Цифра колоссальная, если учесть – в Московском государстве конца  XVII веке жило порядка 8 миллионов человек, в Речи Посполитой – 11-12 миллионов. В основном продавали рабов в Турцию и в Персию.

Именно в эти времена, в XV-XVII веках складывается поговорка, что турок только с отцом и начальником говорит по-турецки. С муллой он говорит по-арабски, с матерью по-польски, а с бабушкой по-украински.

К этому стоит добавить, что людокрады не брали взрослых мужчин, особенно обученных войне. Не брали стариков и маленьких детей, которые наверняка не выдержали бы пути. И что из детей 10-12 лет, которых все же брали с собой, до невольничьих рынков добиралась хорошо, если половина. От одного миллиона до десяти миллионов человек – вот цифра человеческих потерь Польши и Южной Руси от мусульманской работорговли.

В числе потерь – дети лет 7-10, брошенные умирать в безводной степи. Тем, кто постарше, хотя бы перерезали горло; на малышей не тратили лишних сил и времени. Даже лишнего взмаха ножом.

Надо быть законченным подонком, подлым бессердечным моральным уродом, чтобы участвовать в работорговле.      

Отряды людокрадов доходили до Тулы и Сум, в начале XVI  века татары брали Краков и устроили в нем страшную резню. До сих пор в Кракове есть трогательный обычай, установленный в память об одном жителе города.

… Над центральной площадью Кракова, площадью Рынок, возвышается громада мориатского собора – собора Марии. Каждый час трубит трубач с высоты собора. Четыре раза, на четыре стороны света, летит хейнал – торжественная, красивая мелодия. В старину это был способ определять время для горожан. В этот страшный день, когда на площади Рынок, на улицах Кракова лежал живой на мертвом и мертвый на живом, трубач тоже выполнял свой долг. Открывалось оконце на высоте 60 метров над мостовой, лился чистый, красивый хейнал.

Внизу кривоногие дикари с воем кидались на людей, рубили их саблями, стреляли из луков; если бы поляки не победили в этой резне, они бы уничтожили все население Кракова, увели бы в степи и продали в рабство уцелевших. А над этим ужасом, бессмыслицей, завалами трупов, рычанием и ревом дикарей, потоками крови на старинной каменной мостовой летели звуки трубы; трубач пел. Он успел послать хейнал на три стороны, повернулся в четвертую… И тут стрела ударила его в горло.

В память об этом трубаче до сих пор каждую четвертую мелодию полагается прерывать. Это производит сильное впечатление.

И еще скажу – беспамятны мы. Будь желание, в России можно было бы сохранять память о событиях ничуть не менее ярких. В конце концов, в том же XVI веке захватывали и сжигали Москву не коренные земледельцы –  казанские татары… Даже не кочевники ногаи, и тем более не казахи. Это были именно крымские татары.

25 мая 1571 году подожженная татарами Девлет Гирея Москва сгорела дотла, а число убитых и уведенных с арканом на шее в несколько раз превышало число уцелевших. Убитых было столько, что их трудно было похоронить. Трупы просто спихивали в реку, отталкивали палками от берегов, чтобы плыли в Волгу, а там и в Каспийское море.

Вот и завести бы нам обычай… Пусть 25 мая колокольный звон начнется…и вдруг стихнет в память о звонарях, погибших на звонницах Москвы.   

С 29 июля по 2 августа 1572 московское войско Михаила Воротынского наголову разбило армию Девлет-Гирея. 24 тысячи россиян били, гнали 40 тысяч крымских татар, 20 тысяч ногаев, 7 тысяч турецких янычар. «Героические» грабители и работорговцы панически бежали, бросая оружие, обозы и имущество. Да и не удивительно. Опыт резать горло 10-летнему ребенку или беременной бабе – совсем не то же, что опыт идти против вооруженного врага с  равным оружием. Воюют солдаты. Разбойники бьют изподтишка, а от полиции драпают.

Погибли все семь тысяч янычар, большинство крымских мурз, сын, внук и зять самого Девлета Гирея. Множество высших крымских сановников попало в плен.

По своему значению битва при Молодях может сравниться с Бородином и Сталинградом. По блистательности – с походами Суворова и Румянцева.

Вот и гласили бы по всей Руси колокола каждое 2 августа: враг отражен! Да славится христианское войско!

…А мы почти забыли битву при Молодях.  

Работорговцы и колонизаторы

Трудно найти год в XVI, XVII, XVIII веках, когда бы крымские татары не пересекали границу, не убивали бы и не уводили людей. Набеги орд по 100, по 300 человек происходили постоянно. Человек мог выйти работать в поле, и вернуться спустя многие годы, проведенные в рабстве. Или никогда не вернуться.

Деревня могла мирно лечь спать, а проснуться под вой захватившей его орды.

Под страхом набега жила вся Восточная Европа

Украинские народные песни, «думы», – почти все о борьбе с работорговцами.

У Генриха Сенкевича есть немало страниц о людокрадах и работорговцах из Крыма. Сотни текстов изданы по этой теме на венгерском, словацком, румынском, немецко-австрийском языке – от научных статей до стихов и романов.

Коронные гетманы Речи Посполитой Ян Замойский и Станислав Конецпольский прославились походами против крымчаков.

Гетман Его Королевской Милости Войска Запорожского Петр Кононович Коношевич-Сагайдачный в 1616 году взял работорговую Кафу-Феодосию, освободил невольников. На реке Самаре казаки во главе с Сагайдачным полностью истребили набежавших на Малороссию крымских татар. Пощады разбойникам не было. 

Кошевой атаман Иван Дмитриевич Серко врывался в сам Крым, сжигал Кафу-Феодосию, освобождал невольников. Крымские татары звали его Урус-шайтан – русский черт. Предок украинцев? Да, но «украинским чертом» его «почему-то» не звали.

Беда была общая. Враг – общий. Но именно мы раздавили рабовладельческое гнездо.

Когда в 1783 Российская империя сообщила о полном присоединении к ней Крыма, церковные колокола звонили по всему Юго-Востоку и Югу Европы. Все радовались избавлению от векового кошмара.

В Крыму полно разговоров о «колониализме» и о «завоевании Крыма». Поговорим и об этом. Пусть мы колонизаторы – не вижу в том ничего ужасного. По крайней мере мы не потомки мародеров, мы не гордимся смрадными «подвигами» предков-уголовников. Ни в одном русском государстве и ни в какую эпоху доходы от работорговли и грабежа не составляли не только 70%, но даже 7% бюджета. 

Если когда-нибудь татарин кинет вам что-нибудь в духе «колонизатор», отвечайте ему:  «работорговец». И у вас на это больше оснований.  

Россия, которая «сделала Крым»

Но в современном Крыму говорить об этом неприлично!

И обо всем хорошем, что принесла в Крым Россия – неприлично. А она принесла, и не мало. Мне доводилось задавать вопрос крымским татарам: многие ли татары ДО присоединения к России получали хотя бы среднее образование? Многие ли учились в университетах? Получали медицинскую помощь? Ответа я как-то не получил.

Между прочим, даже курортный климат Крыма – дело рук русских. При крымском ханстве с Украины возили соль: ее немало оставалось в Сиваше. У караванщиков, ввозивших соль на неторопливых волах, было название – чумаки. Происхождение названия понятно – те, кто разносит чуму.

Я уже молчу о таких «мелочах», как малярия и оспа.

А что вы хотите, если в вонючей застойной воде городских водоемов большую часть года плодились самые невероятные твари? Если в кипении красочного восточного базара появлялись носители самых отвратительных заболеваний, а бороться с ними не умели?

Русские сделали Крым областью с хорошей, чистой водой. Провели карантинные меры. Создали медицинскую службу. Воистину: «Враги могли кричать, что мы не правы \\ Но понесли к врачам больных детей».

Гиблый край с тяжелым климатом, больной малярией, чреватый вспышками чумы, превратился во всероссийскую здравницу с хрустальным чистым воздухом, вкусной водой, с видами яркими, как переводная картинка.  

В середине XVIII века в Крыму жило около 300 или 400 тысяч человек, в конце XIX – 563 тысяч, а сегодня в Крыму живут 2.35 млн человек.

Говорить об этом – неприлично. По крайней мере в современном Крыму.

В Бахчисарае проводят экскурсии по бывшему дворцу Крымских ханов. Рассказывают, что крымское ханство было очень демократическим – ханов там избирали. Не уточняют, что выбирала верхушка знати, и что «выбор» утверждал лично Турецкий султан. Бывали случаи, что и не утверждал.

Рассказывают, что один из ханов писал чувствительные стихи, склоняя к себе сердце некой русской рабыни. Хм… что писал стихи – верю. Чувства? Ну, может быть, они и были… История сохранила интереснейшие истории о любви могучих владык. Рассказывают, что некая графиня Изабелла как-то встала на колени перед влюбившимся в нее польским королем Казимежем VIII:

– Что угодно, Ваше Величество, но вот этого не могу… Мужа люблю.

В это верю. Изабелла была католичка. Польские законы и обычаи признавали ее человеком. Крымский хан ухаживал за бабой, приведенной с веревкой на шее, брошенной хану, как часть живой добычи?! Она отказала?! Вы хотите, чтобы я в ЭТО поверил?!?

Рассказывают, что в Крымском ханстве было очень «толерантно» и «политкорректно», что ханы одинаково любили подданных всех народов и религий. Наверное, именно в силу традиций равенства христианин платил двойной налог, не имел права ездить на лошади, строить дом выше домов мусульман, обгонять мусульманина на улице. Вот она где, политкорректность!      

Могу рассказать еще о равенстве крымских народов…

Вообще-то с 1475 года Крымское ханство – зависимое от Турции, вассальное государство. «Независимым» оно было не долго: с 1774 по 1783 годы. Последний набег крымских татар состоялся в 1769 году и большого успеха не принес: перейдя границу 5 января 1769 года, орда смогла опустошить Елизаветградскую провинцию. Что весьма любопытно – проводниками для крымской орды были польские ксёндзы: татары собирались идти в Польшу, соединиться там с «конфедератами» – попросту говоря, с антироссийскими силами.

Наверное, это было очередное преступление русских колонизаторов. Но крымчаков не пустили в Польшу, а штурмовать Елизаветград не получилось: оттуда стреляли из пушек. Без набегов крымское ханство заскучало и заголодало.

А тут звери-колонизаторы еще затеяли вывести из Крыма христиан: Крымское ханство формально оставалось независимым, мусульмане могли отомстить за поражение, вырезать единоверцев тех, кто оказался их сильнее.   Правительство Российской империи построило даже город Мариуполь – специально для греков, выезжавших из Крымского полуострова.

С мая по сентябрь 1778 года по приказу Потемкина фельдмаршалом Суворовым из Крыма в Приазовье и в Новороссию были переселены примерно 31 тысяча греков и армян. С исходом христиан ханство оказалось окончательно разорено. Крымско-татарская знать униженно клянчила подачки… И получила! В качестве компенсации «за утрату подданных» хану, его братьям, беям и мурзам из русской казны было выплачено 100 тысяч рублей.

Наверное, хватит о равенстве народов в Крымском ханстве?

С Россией и без России

Еще в середине XVIII века крымско-татарская знать разбилась на две политические группировки: пророссийскую и протурецкую. Группировки не только спорили на сборищах-меджлисах. Между ними вспыхивали самые настоящие сражения, с применением не только сабель, но ружей и пушек.  

8 апреля 1783 года высочайший манифест Екатерины II возвестил Европе, что «полуостров Крымский, остров Тамань и вся Кубанская сторона приняты под Российскую державу». В своем манифесте Императрица обещала жителям Крыма «свято и непоколебимо за себя и преемников престола нашего содержать их в равне с природными нашими подданными, охранять и защищать их лица, имущество, храмы и природную их веру...».

Это не были пустые слова. Рядовым крымским татарам были дарованы права «свободных сельских обывателей», служилому слою – дворянство. Кто хотел – стал жить цивилизованней, разумнее, чище.

Это тоже «неполиткорректно», но вот факт: служившие Российской империи крымские татары воевали в составе русской армии. Не набегали, не грабили мирное население – а воевали стойко и отважно. Ах, придется стать совсем нетолерантным! Служба Российской империи позволила выделиться из толпы разбойников храбрым воинам. Это ведь совсем не одно и то же – гнать через степь захваченных врасплох безоружных людей, и идти в бой против равного противника. Это разные установки, даже разные психофизиологические качества. 

В войнах с Наполеоном принимали участие 4 крымско-татарских конных полка. 3 из них дошли до Парижа в 1814. В 1827 из крымских татар, имевших боевые отличия, был сформирован Крымско-татарский эскадрон, который был причислен к лейб-гвардии Казачьему полку. Эскадрон принял участие в Русско-турецкой войне 1828-1829.

С началом Крымской войны эскадрон воевал на Дунае. Кстати – мусульманин, служивший в войсках Российской империи, мог отказаться от участия в войне с мусульманской державой. И никаких репрессий! Не хочу воевать с единоверцами – и все тут. Эскадрон крымских татар, идущий в атаку на турок – не только поступок воинов, переросших смрадную традицию грабежей. Это поступок людей, вольно выбравших лояльность России вопреки лояльности религии.

Трудно представить себе большее унижение Турции…

Разве что случай во время заключения Ясского договора 29 декабря 1991 года… Договор закреплял Крым и Очаков за Россией, отодвигал границу между двумя империями до Днестра. Еще Турция обязалась уплатить контрибуцию в 12 млн пиастров, то есть примерно 7 млн рублей. После того, как эта сумма была внесена в договор, от имени императрицы будущий канцлер, светлейший князь Александр Андреевич Безбородко (1747-1799) отказался от её получения, объяснив – финансовые дела Турции и без того пришли в страшное расстройство после войны с Россией, Российская империя не хочет обирать Турцию.

Трудно представить себе большее унижение Турции, особенно учитывая: А.А. Безбородко был украинец. Как-то, когда его спросили, понимает ли он по-немецки, канцлер ответил: «Трохи мерекаю». Тот, кто мог стать рабом, гранящим камни для постройки мечетей, стал важным сановником, кидающим Турции подачку, как шелудивой собачонке.  

После присоединения Полуострова к Российской империи в 1783 году от трети до половины крымских татар выехали в Турцию. После поражения России в Крымской войне выехали еще около 100 тысяч человек. Сегодня до 6 млн турок считают себя потомками крымских татар по одной из родословных линий. Далеко не все они враждебны и воинственны, но какой резерв для потенциальных «мстителей»! И кто мешает любому турку объявить себя пра-правнуком «чудом спасшегося» крымского татарина! Пойди проверь…

Но вот что интересно: ни один из «потомков» не проявил себя решительно ни в чем. В том числе и не вышел в генеральские чины. Это у нас были знаменитый летчик Ахмет-Хан Султан и генерал Минзакир Абдурахманович Абсалямов.

Дом Екатерины в Крыму

В 1787 Екатерина II Великая совершила путешествие в Крым. Она сознательно остановилась в Хансарае – бывшем ханском дворце.  

После штурма и сожжения всего 11 лет назад, потом отьезда большей части жителей в Турцию, Бахчисарай лежал разоренный, сильно разрушенный, в городе оставалось всего 9 тысяч обитателей. Бывшую спальню ханов, в которую к нему водили бесчисленных жен, переделали в «комнату Екатерины». В музейной экспозиции ханского дворца до 1990 годов показывали портрет Екатерины II работы Рокотова – точно такой же, какой выставлен в Царском Селе, и ее походная кровать. Зачем она оставлена здесь? Случайно ли? Нет… Это ясный знак – Ее Величество живут не только в Царском Селе, но и в Крыму. Если императрица вернется, то это будет не походом, во время которого временное ложе вынуждены возить с собой. Это будет приездом в один из своих дворцов – где есть все необходимое для жизни, в том числе и кровать.  Тут же – шкаф с одеждой и бельем. Тут же – конторка с запасом бумаги.

Приехав к себе домой, императрица может встать за конторку и написать… Хоть любовное послание Потемкину, хоть новый указ.

Ожесточенные дискуссии о роли Екатерины в судьбе крымских татар оказались приурочены к принятию Украинской Конституции 1996 года, и до добра не довели.

В 1996 пророссийски настроенные политики пытались восстановить в Симферополе памятник Екатерине II, разрушенный большевиками в 1921 году… А протатарски (читай – антирусски) настроенные политики и «представители общественности» бешено протестовали. 

В Бахчисарае опасались нападения политически озабоченной толпы разобрали. «Екатерининскую комнату, от греха подальше, разобрали:  убрали в запасники знаменитую кровать Екатерины, два дубовых шкафа, привезенные для Императрицы из Санкт-Петербурга. Портрет, мундир императрицы и походный туалетный столик из «Екатерининской комнаты» перенесли в Художественный музей Бахчисарайского заповедника.

Конечно, проукраинские политики не имели ничего против этой то ли русофобской кампании, то ли попытке переписать историю. Ведь «как известно», Екатерина не только самым колонизаторским образом завоевала миролюбивое, кроткое Крымское ханство. Она тоже «как известно» не любила украинцев, прикрепляла их к земле и разогнала Запорожскую сечь. Могли помешать – и не стали. Любое действие хорошо, если оно антироссийское.

Сейчас в бывшей Екатерининской комнате висят картины, изображающие крымских татар и, конечно же, депортацию. И деятелей украинской истории.

Помню, как спросил – какое отношение Мазепа и Дорошенко имеют к Крыму?

– Не надо политики! – Вскричал один из моих проводников, тощий и длинный русский ученый.

– Какая тут политика?! Ни крымского ханства, ни Речи Посполитой ни Российской империи давно нет…

– А все равно не надо…

Вторая проводница, маленькая толстая татарка, что-то пробормотала с недовольным лицом… Часть слов я расслышал:

– Ланётли кёле? Это вроде бы «проклятый раб»? Ассер – это вроде бы «задница»?Но это же по-турецки!

Ответа не было.

Глупость? Или измена?

Во время Крымской войны до половины крымских татар перекинулись на сторону англичан и французов.

Когда 2-5 сентября 1854 года в Евпатории высадились англичане, француз и турки, их уже ждали: высаживаясь с кораблей, британские офицеры увидели на пристани несколько сотен лошадей и 350 татарских телег. Кто-то предупредил татар и заранее организовал сбор транспортных средств.

Масса россиян кинулась бежать из Евпатории. Ушли не многие: конные татары легко настигали бегущих, грабили их и убивали.

После русского погрома оккупанты сформировали в Евпатории из местных татар городское управление, диван. Они даже провозгласили, что «отныне Крым не будет при­над­ле­жать России, но, оставаясь под по­кро­ви­тель­ством Франции, будет свободным и не­за­ви­си­мым».

Французы даже привезли с другого театра войны из Болгарии, потомка ханской династии, Месуда Герая. Он заважничал. Принял имя Сеит-Ибрагим-паши, сделался «ханом» и «живым знаменем» восставших татар, гарантом восстановления Ханства. Французы добры: драпая, прихватили «хана» с собой, дали орден Почетного Легиона. Если вас когда-нибудь наградят этим орденом вы разделите сию честь не с кем-нибудь, а с Сеид-Ибрагим-пашой. Чувствуйте!

Созданные оккупантами отряды солдат-добровольцев, «аскеров», не покрыли себя неувядаемой славой. В боях под Гезлёвом они не блистали, их сразу стали использовать для гарнизонной службы, а больше – для сеяния смуты. Шайки татар в 200–300 человек бродили по уезду, разоряли имения, гра­би­ли и разбойничали.

Но, что весьма интересно: татарские бандиты нападали только на гражданских. Данных о нападениях на военных нет. Вот грабили знатно!

В имении Караджа ге­не­раль­ши Поповой татарские мародеры отняли весь рогатый скот, овец и ло­ша­дей, забрали весь хлеб урожая двух лет, – и смо­ло­чен­ный в амбарах, и немолоченный в скир­дах. У нее разорили виноградный и фруктовый сад, рыб­ный завод, разграбили имущество, мебель, се­реб­ро, причинив убыток свыше чем на 17 тысяч руб­лей.

Из имения М.С.Воронцова в Ак-Мечети угнали 10 тысяч овец, лошадей князя, а заодно в доме сперли сахар, стеариновые свечи и много всяких мелочей. В этом же селении мародеры разгромили Захарие-Елизаветинскую церковь:  разломали церковные двери, расхитили ценную утварь, про­ко­ло­ли во многих местах запрестольный образ. Тут явно не в одном грабеже дело, но и в осквернении святыни.

Бандиты вломились в имение ев­па­то­рий­с­кого уез­д­ного судьи Стойковича, разграбили его и разрушили, на­хо­див­ши­е­ся там дела уез­д­но­го суда уничтожили. Судью «захватили в плен», хотя он не был военнослужащим, избили и увезли в Евпаторию.

Спастись от бесчинств «аскеров» было не трудно: нужно было купить у «Ибрагим-паши» специальную «охранную грамоту».

В общем, русские даже облегчили татарам набеговую систему: поселились в Крым, и создали там хозяйство, которое можно было грабить. Типичная система Золотой орды и Крыма – даже ярлыки, теперь называемые «охранными грамотами».

Позже, после ухода оккупантов, русскими властями было задержано множество татар из деревень Узенбашчик, Бага (Байдарской волости), Ай-Тодор, Бахчисарая и других мест, служивших неприятелю в качестве разведчиков и проводников. 2 тысячи предателей расстреляно.

Почти через год, 13 мая 1855 года, года вражеские войска вступили в Керчь. Татары вме­с­те с примкнувшими к ним мародёрами, турками и даже европейцами, кинулись грабить население; ворвались в церковь Де­ви­чь­е­го института, унесли облачение, се­реб­ря­ное ка­ди­ло, дискос, медные кресты, осквернили алтарь. Как видно, и здесь – не только грабили. Опять вернулись времена Менглы Герая, если не Бытыя.

Спасаясь от разбоя, христианское население города и ок­ре­с­т­ных деревень, бросив своё имущество, бе­жа­ло под защиту русской армии. Из 12 тысяч населения Керчи в городе осталось не более 2 тысяч.

По свидетельству действительного статского со­вет­ника И.Г. Григорьева,  представившего наследнику престола Александру Николаевичу «Записку по поводу войны 1853–1856 г: «изменники татары бросились в до­го­ню, грабили, убивали, а над молодыми де­вуш­ка­ми производили страшные бесчинства. Насилия татар заставляли переселенцев забыть об ус­та­ло­с­ти и спешить за войсками, обеспечивавшими их от опасности»1.

Будем справедливы. Были крымские татары, воевавшие вместе с русской армией. Часть лейб-гвардии крымско-татарского эс­кад­ро­на принимала участие в защите Севастополя. В составе этого элитного подразделения служили представители старых бекских родов – таких как Ширины, Аргины, Мансуры и другие.

Все та же закономерность: с Россией идут воины, с врагом – мародеры. Россия на татар хорошо действует.

Все это – неприличные факты, которые всячески скрываются.

Ханство или республика?

В 1917 году Российская империя развалилась. Начали возникать самые невероятные «правительства», создаваться самые фантастические государства. 

25 марта 1917 года в Симферополе Всекрымский мусульманский съезд избрал Временный Крымско-Мусульманский Исполнительный Комитет (Мусисполком, ВКМИК).

1-2 октября 1917 года ВКМИК решил, что судьбу Крыма должен решать Курултай крымских татар. 17  ноября состоялись выборы делегатов. Какой процент татар участвовали в нем, сказать трудно. Националисты говорят о «поголовном представительстве». Серьезные ученые говорят, что выбирали в курултай 20-30% татар, остальные даже не знали о Курултае.

26 ноября в бахчисарайском Хансарае, Курултай провозгласил создание Крымской Народной Республики, принял её Конституцию и государственную символику, после чего объявил себя парламентом Крымской Народной Республики. Одни выбрасывали лозунг «Крым для татар!», другие видели Крым многонациональной республикой. В начале 1918 г. в армии КНР появились  греческий батальон, еврейский отряд, армянская и польская роты. В Крымских войсках служили также французские военные, а именно авиаторы под командованием полковника Монтеро. Заметим – русских тут не было.

Судьба КНР и Курултая проста: в январе 1918 большевики прихлопнули его, даже не очень заметив.

Позже Курултай и КНР не раз пытались реанимировать и украинские националисты, и  немцы. Все преследовали свои собственные цели. Гетман Скоропадский и Петлюра имели совершенно разные политические программы…Но оба они полагали – Крым должен отойти к Украине. Немцы – к германской империи. Турки – к Турции.

Резня русских на этот раз не состоялась: у сторонников крымской татарской самостийности просто не хватило для этого сил. 80% крымских татар Курултай не поддерживали. Никак. Попытка организовать резню русских не удалась: ни силами самих крымских татар, но силами «всех против русских». 

Как Севастополь хотели сделать Гетебургом

Крым был для нацистов особой землей – и как теплый, благоприятный для жизни полуостров, сплошной курорт. Русские ведь уже сделали его таким. Нацисты любили Крым и как место, куда переселились остготы – восточные готы, где шумели их города. 

На конференции 16 июля 1941 года, в которой участвовали Розенберг, Кейтель, Геринг, Ламперс и Борман, решено было считать Крым «имперской землей», присоединить непосредственно к Рейху и германизировать. Розенберг предполагал даже переименовать Симферополь в Гетебург а Севастополь в Теодориксхафен. Был план переселения в Крым немцев из Южного Тироля для урегулирования отношений с Италией (слава Богу, не успели осуществить). По другому плану предполагалось сделать Крым лечебницей для заслуженных эсесовцев.

Планы планами, а Генеральный комиссариат «Таврида» под началом нациста из Австрии А. Фрауэнфельда, развил бешеную деятельность, чтобы доказать принадлежность Крыма Германии. А заодно доказать, что крымских татар завоевала варварская Россия. Разделяй и властвуй, господа!

 Нацисты начали с того, что дали татарам самоуправление –  «мусульманские комитеты» В пропаганде говорилось, что эти комитеты – прямые преемники «магометанских комитетов» времен Гражданской войны, когда в 1918 году когда татары пытались провозгласить свое государство, опираясь на немецкую оккупацию. 

Татарам разрешен был свободный проход и проезд по всему полуострову, печать на татарском языке, театр, создание культурных учреждений.

Нацисты даже устроили специальные магазины для татар, отдавали им лучшие дома, приусадебные участки, колхозный инвентарь.

В газете «Свободный Крым» открыто провозглашался лозунг «Крым для татар» и печатались такие сообщения: «Алушта. На собрании, устроенном мусульманским комитетом, мусульмане выразили свою благодарность Великому Фюреру Адольфу Гитлеру-эфенди за дарованную им мусульманскому народу свободную жизнь» (10.03.1942 г).

«Совместно со славными братьями-немцами, подоспевшими, чтобы освободить мир Востока, мы, крымские татары, заявляем всему миру, а от национал-социалистической партии и от освободителя Адольфа Гитлера. Мы дали клятву идти на жертвы за такую священную и блестящую задачу». (20.03.1942 г)

Или вот:  «Освободителю угнетенных народов, сыну германского народа Адольфу Гитлеру. Мы, мусульмане, с приходом в Крым доблестных сынов Великой Германии с Вашего благословения и в память долголетней дружбы стали плечом к плечу с германским народом, взяли в руки оружие и начали до последней капли крови сражаться за выдвинутые Вами великие общечеловеческие идеи – уничтожение красной жидовско-большевистской чумы до конца и без остатка» (10.04.1942 г).

В Бахчисарае толпы татар встречали немцев хлебом и солью,  благодарили за «освобождение от русской власти».

 «Татары сразу же встали на нашу сторону. Они видели в нас своих освободителей от большевистского ига, тем более что мы уважали их религиозные обычаи. Ко мне прибыла татарская депутация, принёсшая фрукты и красивые ткани ручной работы для освободителя татар, Адольфа-Эфенди1»

Всхлипывая от умиления, германское командование постановило освободить военнопленных крымских татар, и приступило к формированию союзных военных частей. Тут немцев ждали большие разочарования...

Добровольцы, а скорее все же предатели

Вермахт хотел получить добровольцев, – слишком важно было пополнять тающие на фронте части. Военным было плевать на «расовую полноценность» солдат – лишь бы исправно воевали! Убежденные нацисты считали невозможным призывать «расово неполноценных».

Тут произошла история, которая может показаться совершенно невероятной, но она подтверждается информацией от многих людей… Столкнувшись с упорным расизмом Берлина, комендант Крыма, генерал Гельмут Вейдлинг заявил: крымские татары – потомки переселившихся в Крым готов! Самые что ни на есть нордические ребята.

Из Берлина приехала вызванная им комиссия по расовому вопросу. Принимали ее по первому разряду: поселили в хорошей гостинице, повели в ресторан… В разгар пиршества в зал вошел Вейдлинг со своими офицерами. Он приставил револьвер к голове главного «специалиста по расовой гигиене», а перед ним положил текст готового заключения: что крымские татары – поголовно потомки восточных готов, остготов.  Он сообщил, что на этом документе появится или подпись главы комиссии, или его мозги – пусть выбирает. Офицеры Вейдлинга тоже приставили револьверы к головам членов комиссии.

Собрав подписи, текст «заключения комиссии» тут же отправили в Берлин, а членов комиссии развели по номерам и приставили к ним караул. Не надо думать, что с «расологами» плохо обращались: их кормили на убой, поили крымскими винами и армянскими коньяками, водили купаться и гулять. Но предупредили,  что если попытаются сбежать, огонь велено вести на поражение, а спишут все равно на партизан.

Спустя две недели вербовать крымских татар разрешили. Если верить легендам, Розенберг от умиления даже пустил слезу над заключением специалистов по расовой теории… Хотя, может, это уже и фольклор. Что факт: в начале 1942 Гитлер официально разрешил вербовку добровольцев из числа крымских татар. После этого комиссии щедро заплатили, и с почетом отправили домой.

Правда, разочарованию генералов Вермахта не было предела… Вербовщики тут же сообщили: они «не видят от добровольцев энтузиазма», и что на фронт крымские татары «не спешат».

В феврале 1942 отряды добровольцев-татар, числом до 200-250 человек, все же были направлены на фронт под Керчь. Там они не проявили героизма... Настолько, что их отозвали. Немцы были невысокого мнения о союзных румынах, но и их считали более надежными бойцами.

Пришлось создать особую «вспомогательную полицию порядка»,  «Шума». Слово это звучит почти «по-татарски», но оно – немецкое. Это сокращенное от шутцманшафт, то есть  «охранные команды.

Везде, где нацисты устанавливали оккупационный режим, «шума» использовались для убийства цыган и евреев, в охране концентрационных лагерей и лагерей смерти, для войны с партизанами, в карательных операциях.

Крымскотатарский легион вермахта состоял из полицейских батальонов с номерами от 147 до 154. На фронт этих «героев» не отправляли. Потомки работорговцев ждали, что от «русской власти» их освободят другие, а им самим отдадут уже созданное татарское государство.

Даже когда немцам и румынам пришлось бежать из Крыма, прихватив с собой часть самых верных подручных, в бой их не посылали – знали, что это бесполезно. Состоявший из трех батальонов Татарский горно-егерский полк СС  нес гарнизонную службу в Германии и в Венгрии. А 31 декабря 1944 года бригаду вообще расформировали. 

Необыкновенный фашизм

В поведении крымско-татарских карателей многое трудно понять без учебника психиатрии. Стреляли вслед уходящей Красной Армии – противно, но можно объяснить. Наводили немцев  и румын на партизан, доносили на врагов Рейха – тоже понятно. Грабили оставленные дома – все ясно. Пытались разграбить заранее созданные партизанские продовольственные базы, созданные перед войной – объяснимо. И советской власти урон, и халявной еды запасемся.

Труднее понять, зачем стреляли вслед бегущим от вермахта мирным жителям, отнимали у них еду. Отнимали ценные вещи – еще объяснимо, хоть опять же – противно. А зачем убивать женщин с маленькими детьми? Зачем отнимать скудные запасы хлеба у мирных людей, бегущих перед вражеской армией? Или теплые вещи зимой? 

Лично знал женщину, по которой крымские татары вели огонь… К счастью, промахнулись – это мама моего хорошего друга. Знал другую, в брянской деревне. Во время раскопок разговорились, и мне рассказали, как в ноябре 1941, в дождь со снежной крупой, у нее, беженки, отняли хлеб и теплую кофту, сняли ботинки.

– Так и шли в ситцевом платье, босиком?

– А куды ж денесси? Шла… Люську несла, Варька сама шла, ей уже четыре исполнилось.  

Тут традиции грабежа причудливо сплетаются с бессмысленной, а от того особенно неприятной жестокостью. Темная страсть бить, пугать, насильничать. Или этой бабе с двумя детьми мстили за присоединение Крыма во времена Потемкина? 

Понятно, когда храбрые крымско-татарские воители убивают во сне советских парашютистов или партизан. Понятно, когда поджигают дома в ходе боевой операции, чтобы «выкурить» противника. Но вот такая история…

9 января 1942 г. в районе Старого Крыма отдельным парашютным батальоном Крымского фронта была заброшена спецгруппа из 9 парашютистов под командованием сержанта Юргенсона.

В деревне Ворон измученные и голодные, десантники зашли в крайний дом, попросили продать еду. Подчеркиваю: продать. Хозяин пригласил в дом обогреться… а дочерей послал за полицаями. Окружив дом, те не решились атаковать, послали за немцами. Те то ли поленились ехать, то ли не поверили… «Делайте, что хотите».

200 татар-полицаев так и не решились атаковать девятерых врагов. Едва совались, и сразу отходили при первых же выстрелах. И тогда героические крымские татары, потомки разбойников-работорговцев, общими силами собрали деньги: выкупили у хозяина его дом. Во цивилизованные какие! Так же вместе собрали мазут и солому, подожгли дом. Десантники погибли до последнего человека. Никто не сдался, все сгорели живыми.

Не удивительно, что партизаны считали сильным противником немецкие части, румын ставили намного ниже, а татар-полицаев в грош не ставили. Но вот боялись все же больше татар. Немцы дерутся, стреляют, но сильного врага уважают. Румыны очень жестоки, но тупые… Татары еще более жестоки, и к тому же хитры и коварны. К ним попасть опаснее всего.

Позволительно ли….

Уже слыша укоризненный голос читателя: мол, у всех народов есть подонки, нельзя же по ним судить народ… Нельзя. Я согласен, нельзя. Но что делать, если народ всю свою историю ходил в «походы за одеждой. Зарабатывать на одежду честным трудом или самим научиться ее шить, видимо, было слишком трудно.  Что, если в каждом поколении почти все мужское население народа ходило в «беш-баши»? Это уже массовая психология.

Считается, что в «шуме» участвовали около 20 тысяч крымских татар. Ведущий специалист по истории коллаборационизма в Крыму, профессор Олег Романько из Симферополя, называет другую цифру: больше 35 тысяч  крымских татар было вовлечено в сотрудничество с нацистами в той или иной форме.

О депортации: из Крыма вывезли порядка 180 тысяч крымских татар. Считается, что боеспособные мужчины составляют около 20% всей популяции. 20 тысяч – это 60% всех боеспособных мужчин. 35 тысяч – практически все.

Число партизан тоже известно. Отступая, советская власть оставляла многочисленное подполье. Сооружались продовольственные базы, оставлялось оружие. Оставленные при отступлении продовольственные базы не удалось сохранить: о них знали слишком многие. В рядах партизан 1941 года крымских татар было много: до 20-30%, как минимум 3 тысячи партизан крымскотатарского происхождения. Этот состав почти полностью разошелся в страшную зиму 1942: партизан косил голод.

У крымских татар было, куда возвращаться, а у русских не было? Не так… Русским из местных уроженцев возвращаться было куда, но они то вернулись весной 1942! А вот татары не вернулись. Многие из них пошли на службу к нацистам и ловили бывших однополчан, зная их базы, тропы, зная многих в лицо.

По партизанскому движению середины 1942-1944 годов есть довольно точная статистика. Перед вступлением на Полуостров Красной Армии, на 15 января 1944 года численность крымских партизан составляла 3733 человека: русских — 1944 (52%), крымских татар — 598 (16 %), украинцев — 348 (9%), грузин — 134 (3,6%), армян — 69 (1,8%).1

Итак, 20 или 35 тысяч – и 598 человек.

Чадный дым стоял над русским селами, когда немцы поручали грязную работу «дорогим союзникам» и «верным помощникам». «Шумой» пугали маленьких детей.

Именно руками полицаев из татар в Крыму было выявлено и убито больше 90 тысяч человек «расово неполноценных» и 47 тысяч пленных красноармейцев; это они загоняли в грузовики угоняемых в Германию на принудительные работы. Логично: зачем поручать солдатам отвратительную работу палачей? Для этого есть «потомки остготов». Солдаты должны воевать.

Еще одна сфера деятельности: охранниками в «местах принудительного содержания», – в тюрьмах и лагерях. Всего в Крыму таких мест было около сотни. 

Вблизи Симферополя, в поселке Мирный, в начале 1942 нацисты построили лагерь уничтожения для пленных красноармейцев, официально названный «Красным» – от пролитой здесь крови.

Комендантом лагеря назначили обершарфюрера SS Вильфрида Шпекмана, еще трое немцев ему помогали… но охрану возложили на подразделения 147-го и 152-го крымско-татарских батальонов из «Шумы».

Сначала в лагере содержали военнопленных. Позже в Красный бросали по малейшему подозрению и просто захваченных на улице во время облав. Причем бросали целыми семьями. 

Детей чаще всего уничтожали немедленно. Комиссия 1944 года только из одного «колодца смерти» извлекла останки 250 человек. Среди них – останки детей от восьми месяцев до 15 лет. Многие останки были без пулевых отверстий. То есть в колодец детей сбросили живыми.

Вообще-то убить ребенка психологически очень не просто: это властно запрещают инстинкты взрослого человека. Наверное, эти инстинкты ослаблены у потомков тех, кто резал ослабевших подростков, которые уже не могут идти через безводную степь. Противоестественный отбор. 

Взрослые в Красном тоже жили не долго. Людей заставляли выполнять бессмысленные работы: скажем, перетаскивать тяжелые камни и землю с одного места на другое и обратно. На 6-8 человек давалась в день буханка хлеба и литр баланды из воды, перловки и отрубей.

Заключенных постоянно расстреливали или травили газом. Оборудовался грузовик с герметичной будкой в кузове, а выхлопная труба подводилась под кузов. Выхлопные газы поступали в набитую людьми будку.

Мало «газенвагенов» и пулеметов. «Дорогие союзники» Гитлера-эффенди забивали заключенных палками, в том числе детей на глазах родителей и жен на глазах мужей, сжигали живьем, сбрасывали живых людей в «колодцы смерти». Они построили специальные печи, в которых сжигали живых людей. Или связывали их проволокой, клали штабелями, поливали керосином и сжигали.

Чтобы проделывать такое нужно все же особое устройство ума. Наверное, нужно иметь не одно поколение предков, ходивших в «беш-баш», беспощадно гнавших людей через безводную степь.

Как и во многих других случаях, немцы были милосерднее крымских татар.

Военнопленный Леонид Кондратьев рассказывал на суде:

– От голода и катания телеги с камнями я обессилел. Ночью выбрался из барака, чтобы сбежать, но меня поймали и привязали к «отбойному» столбу, который стоял посередине лагеря. Меня принялись лупить железными бляхами двое надзирателей — братья Абжалиловы. Лупили с двух сторон, без передыху, несколько часов. Выбили все зубы, переломали ребра, сломали ключицу. Когда я терял сознание, на меня выливали ведро воды и продолжали истязать. Вечером меня отвязали, протащили за веревки через весь лагерь, потому что я ходить уже не мог. Затем оттащили в барак и бросили на пол.

Спас парня…комендант лагеря. Утром он вошел в барак и велел отвезти избитого в симферопольский лазарет. Оттуда Кондратьеву помогли бежать подпольщики — вынесли его под видом умершего, а затем переправили к партизанам.

Конечно, далеко не все крымские татары были готовы к такого рода действиям… Но «почему-то» все эти забивавшие, сжигавшие и сбрасывавшие были именно крымскими татарами. Такой вот «политически некорректный» факт. 

Повторялась история времен Крымской войны, но в куда более отвратительном варианте.

Мне доводилось беседовать с человеком, который буквально требовал от меня признать «историческую вину» и покаяться за депортацию перед крымско-татарским народом. В ответ я спросил, слыхал ли мой собеседник про Аджимушкайские ущелья… Тот заявил, что не слышал, но глазки ой как забегали… Пришлось напомнить, что Аджимушкайские каменоломни не раз становились местом расстрела партизан и их помощников из мирного населения – включая подростков и женщин.

 – Вы не помните, кто по национальности были те, кто конвоировал и расстреливал? Кто стаскивал с грузовиков связанных, изломанных пытками людей? Кто пинками и прикладами гнал их к оврагам и пропастям?

Еще я спросил своего милейшего собеседника, не помнил ли он о том, кто и кого зверски убивал в концентрационном лагере «Красный».

Мой собеседник «не помнил», но мы то с чего должны страдать провалами в памяти? Война в Крыму приняла отчетливый вид национальной войны, и ничего тут не поделаешь.

Решение о депортации

В сообщении ТАСС от 24 июля 1987 года указывается, что «в ходе карательных операций с участием крымско-татарских националистов было уничтожено 86 тысяч мирных граждан Крыма, 47 тысяч военнопленных и 85 тысяч человек вывезено в Германию».

В начале мая 1944 Лаврентий Берия знал не всю статистику. В своей докладной записке он писал, что в 1941 году при отступлении из Крыма 51-й армии, 20 000 крымских татар дезертировали. Что «Комитеты крымских татар» организовали принудительную депортацию из Крыма около 50 000 советских граждан на работы в Германию.

На самом деле убили и угнали больше.

Кроме того, Берия указывал на опасность концентрации враждебного населения в пограничном районе. На 7 мая 1944 года НКВД арестовало 5 381 крымских татар, которых нацисты оставили как свою агентуру. У них нашли 5 395 винтовок, 250 автоматов, 337 пулемётов и даже артиллерия из 31 миномёта.

Позже,  при депортации, найдут еще 9888 винтовок, 724 автомата, 622 пулемета, 49 минометов.

Целая армия! Что, если Турция вступит в войну, а эта армия выступит на стороне Турции? Это было совершенно реально, вступления Турции в войну ждали и в СССР, и на западе.

В докладе народного комиссара внутренних дел СССР Л.Берия И. Сталину, 10 мая 1944 года говорилось: «Учитывая предательские действия крымских татар против советского народа и исходя из нежелательности дальнейшего проживания крымских татар на пограничной окраине Советского Союза, НКВД СССР вносит на Ваше рассмотрение проект решения Государственного Комитета Обороны о выселении всех татар с территории Крыма.

Считаем целесообразным расселить крымских татар в качестве спецпоселенцев в районах Узбекской ССР для использования на работах как в сельском хозяйстве — колхозах, совхозах, так и в промышленности и на строительстве».

Жестко? Вне всякого сомнения. Но уже видно:  решение о депортации принималось, исходя вовсе не из мести и не из патологической жестокости Сталина. 

Скажу больше: это было самое гуманное из всех возможных решений.

Все же хочется осудить злодея Сталина? Тогда предложите другой способ решения крымско-татарского вопроса. Только без демагогии!

В Крыму затаилась целая армия – с пулеметами и минометами. Ведь не против волков и не для охоты на перепелок крымские татары спрятали 80 минометных стволов, почти тысячу пулеметов. Чего то же они ждали, к чему то готовились.  И мы знаем, к чему – к выступлении Турции на стороне Третьего Рейха.

В 1940-е годы на многое смотрели иначе, чем смотрят сегодня. Только в 1988 году Рональд Рейган назвал «расовыми предрассудками» действия правительства США, которое в 1941 интернировало около 110 тысяч американцев японского происхождения. Заключило в лагеря целый народ, и до 1988 года не извинялось, хотя в лагерях погибли до 20% этих японцев.

Скажу больше…

Представим себе, что бы японцы захватили часть территории США…И что народ, живущий на территории США, стал бы им помогать.

Скажем, захватили бы японцы Калифорнию, и латиносы выступили бы на их стороне. Если бы мексиканцы пошли бы к японцам на службу, стали бы нести полицейские функции. Если бы мексиканцы ловили бы и убивали оказавшихся в окружении американских солдат, сбрасывали бы в колодцы американок и их детей? Если бы они сжигали бы живьем, забивали насмерть  американских граждан, «виновных» в верности своему правительству?

Что бы тогда было с этими мексиканцами и пуэрториканцами после победы Америки? Не думаю, что их бы депортировали. Скорее всего, их бы поголовно уничтожили. Тут даже американскому правительству стараться особо не пришлось бы. После прихода американской армии в Калифорнию поднялся бы сам натерпевшийся американский народ. Правительство только не мешало бы своим гражданам «разбираться» с внутренними врагами.

Такая же участь ждала бы и шотландцев, если бы нацисты в 1940 вторглись бы на Британские острова, а шотландцы стали бы массово им помогать… Особенно если бы делали то же самое, что вытворяли крымские татары.

Стеная об ужасах депортации, современные крымские татары не задумываются о том, что они действительно оказались на грани истребления. Причем если честно – исключительно по собственной вине. Трудно простить детей, сброшенных живыми в колодцы.

В 1944 в Крыму жило 700 тысяч человек. Крымских татар из них – 180 тысяч. После всех ужасов оккупации, после Аджимушкайских каменоломен и Красного Крым стоял перед вполне реальной перспективой гражданской войны, этнических чисток и погромов.

Депортация не погубила. Она спасла крымских татар.

В указе Президента России В. В. Путина в 2014 году об реабилитации крымских татар указано, что основное юридическое нарушение состояло в применении наказания по национальному признаку, а не по фактическим деяниям конкретного лица.

Справедливо. Скажу даже больше… Если бы советское правительство имело время и силы для развернутых следственных мероприятий, не ушли бы от наказания многие конкретные виновники убийств и истязаний. Теоретически было бы лучше провести грандиозное следствие, выявляя виновных, разделяя их на организаторов, участников, соучастников и пособников, карая по статьям Уголовного кодекса…

Сложность в том, что времени и сил для этого практически не было. Шла война… Одна из самых страшных и кровавых войн в истории человечества. Право же, было чем заняться – и Сталину, и вообще всем.

В результате большинство коллаборационистов из числа крымских татар благополучно избежали заслуженного возмездия. Они спрятались за спиной своего народа. Они получили возможность скрыть свои преступления, потому что конкретные поступки конкретных людей оказались как бы списаны самым фактом переселения. Теперь они и их потомки могут говорить о том, как с ними ужасно поступили, забывая о собственных преступлениях.

Сегодня о том, как Сталин истребил ни в чем не повинных бабушек и дедушек, рассказывают потомки существ, стрелявших в животы беременных женщин. 

Было ли оправданной решение о депортации? Да. Уже из военных соображений: необходимо было убрать из стратегически важного региона заведомо нелояльное население, горючий материал возможной смуты.

Было ли решение преступным? Нет, оно было вполне в духе эпохи. Закономерным во время войны.

Было ли оно крайне жестоким? Нет, не было. Депортация спасала крымских татар от закономерного и справедливого гнева.

В самой депортации лежали корни фактической амнистии для многих преступников. Их потомки еще бранят Сталина… Черчилля с Рузвельтом на них нет… И совести у них нет.

Сама депортация

Депортация вовсе не была крайне жестокой. Провели ее на протяжении неполных 3 суток – с раннего утра 18 мая 1944 по 16 часов 20 мая 1944, усилиями войск НКВД – 32 тысяч человек.

  Депортируемым давалось буквально нескольких минут, максимум полчаса на сборы, после чего их на грузовиках везли к железнодорожным станциям. Эшелоны под конвоем тут же отправлялись к местам ссылки. Современные крымско-татарские активисты рассказывают, что сопротивлявшихся расстреливали на месте. Сложность в том, что пока что они не указали ни одной фамилии расстрелянного и ни одного достоверного факта.

Удивительно другое: хотя в ходе депортации у крымских татар конфисковали оружия на целую дивизию, не было ни попыток восстания, ни вообще вооруженных столкновений. 32 тысячи НКВДшников… И 35 тысяч взрослых крымскотатарских мужчин. Но крымские татары «геройствовали», сжигая живьем людей – 200 против 9. Или сбрасывая детишек в колодцы. Потомки грабителей и убийц, они вели себя как обычно и ведут уголовники: храбрые со слабыми, поджимали хвосты при одном появлении сильных.

Удивляет гуманность депортации. Согласно Постановлению ГКО № 5859-сс, крымским татарам на семью разрешалось взять с собой «личные вещи, одежду, бытовой инвентарь, посуду и продовольствие» в размере 500 кг на семью. На перевозку личных вещей и продуктов  выделялось 250 грузовиков.

Более того! Личный скот и продукты весом более 500 кг сдавались по описи работникам заготовительных предприятий по так называемым «обменным квитанциям». Имущество оценивалось  по существующим госрасценкам. По месту прибытия семьям выдавалось, и тоже по госрасценкам, имущество на учтенную сумму.

Замечу: имущества интернированных в США японцев никто и никогда не учитывал. Никто и никогда им не вернул стоимость изъятого у них имущества. Никто никогда не получил компенсации – ни в 1945, когда японцев повыпустили из лагерей, ни в 1988, после принесения ритуальных извинений Рональдом Рейганом.

Крымскотатарские историки рассказывают, что погибли «тысячи человек». Порой называют даже цифру в 40% умерших.

Причина смерти? Несчастные скончались от холода.

Когда?! Где?! В конце мая месяца в Крыму?! По пути в Узбекистан!? При том, что можно было брать до полутоны вещей?!

Теплушки, может, и не похожи на купе класса СВ, но в точно таких же товарных вагонах,  переоборудованных для перевозки людей, возили и солдат, и беженцев. В вагонах стояли печи – буржуйки, были нары. Перед депортацией эти вагоны утеплялись, для чего Главснаблес выделил 75 000 профилированных вагонных досок.

Вот для перевоза солдат Советской армии доск

Просмотров: 6 | Добавил: quitifdi1980 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Форма входа
Поиск
Календарь
«  Октябрь 2018  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031
Архив записей
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  •  
     
    Copyright MyCorp © 2018
    Бесплатный конструктор сайтов - uCoz